Дата записи: 04.10.2017

Васильева Ида Аполлоновна

Расшифровка аудиозаписи беседы с первостроителем города Качканара

1936 г.р., пенсионерка. Ветеран педагогического труда.

Васильева Ида Аполлоновна

Ида Аполлоновна, где вы родились?

Я родилась 17 июня 1936 года в Нижнем Тагиле на Уралвагонзаводе. Это моя родина. Мама у меня 4 класса закончила, а про отца не знаю. Они были оба очень активные. Отец был ее на 2 года моложе. Работали на Уралвагонзаводе в Тагиле. Отец работал председателем Осовиахима, а мама рабочей. Нас было пятеро детей. Из детских воспоминаний самым ярким было как танки по нашей улице шли с завода на фронт. Раненых привозили в госпиталь. Кого на носилках несут, кто на костылях. Женщины плачут. Отец с войны не вернулся. Мой племянник недавно узнал, что отец был убит под Курском.

Когда вы впервые услышали про Качканар?

В 1958 году мы закончили институт, а мой старший брат тогда в геологоразведке работал. Он мне и рассказал про Качканар, говорит, недалеко от нас новый город строится, будет в нем много молодежи и будет интересно. И мы, когда пришли с подругой на распределение в институт, то сразу сказали, что нам в Качканар хочется. А нас обманули и сказали, что в Качканаре мест нет, и предложили поехать в Павду, в то время там нужны были учителя физики и математики. Я там два года проработала. И всё это время я в Качканар рвалась, уж больно новости оттуда приходили интересные: новые дома, новые школы, парки, огромный комбинат. Только через два года, в 1960 году, я наконец-то оказалась в Качканаре.

Вы помните свое первое впечатление от Качканара?

Это было 15 августа 1960 года. Автобусного сообщения тогда не было еще. Я ехала в кузове грузовой машины в Качканар. Дорога была плохая, просёлочная – ухабы да лужи. Я думала, вот сейчас приедем в Качканар, и там всё по-другому будет. А в Качканаре та же история – размытые дороги, грязь кругом. А я — в туфельках. Молодая учительница! Определили меня в общежитие, оно рядом с 1-ой школой было. Школу №1 открыли ещё в 1959 году. И вот мой первый рабочий день в Качканаре – 15 августа 1960 года. Дали мне три 6-х класса и один 8-й класс. А через год, в 1961году, построили школу №2. Ну, как построили? Многое приходилось доделывать своими руками: убрать кучи строительного мусора; вымыть, выскоблить стены, окна, полы. Дети сами готовили свою школу к сдаче. К 1 сентября 1961 года не успели всё доделать, а учеников уже набрали. Что делать? Традиционную линейку 1 сентября провели на улице у школы №1. Очень забавно всё тогда получилось! Представьте себе, пожалуйста, выстроились дети, педагоги. И вдруг мимо нас проходит мужчина, а на поводке ведёт маленького медвежонка, будто домашнюю собачку. Как все развеселились! Шум, гам! Еле успокоили детей. Ну, а занятия в новой школе начались лишь 17 октября. На тот момент набрали аж 1159 детей. Качканар разрастался стремительно. Детей прибывало всё больше и больше. Учились в две смены.

В те годы, наверное, было много приезжих детей?

Были дети из деревень Кировской, Пермской областей, из нашего округа. Все приезжие были. Самое главное, что все были простыми, и с ними легко было работать. Лёгкие на подъём, всегда договаривались. Я всё своё рабочее и личное время проводила на работе: пионерские сборы, конкурсы, комсомольские собрания, турпоходы. Мои ученики ведь не намного были младше меня. Нам было интересно вместе.

Весна – пора субботников. А город ведь только начал строиться. В выходные дни педагоги с детьми выезжали в лес, взрослые лес рубили, ну а нас посылали сучья собирать и сжигать их.

В то время у нас в школе был учитель физкультуры, заядлый турист, так он каждый год организовывал сплав по реке Чусовой. Плоты сами делали. Я в 1963 году, после того как мои ученики закончили 10-й класс, предложила им самостоятельно сплавиться по Чусовой. Директора школы поставили в известность. Приехали на речку, думали, что нам кто-то плот приготовил. А нам сказали, что надо заранее все делать. А парни мои уже переходили в 11-й класс, взрослые да рукастые были. Они взяли топоры, скобы и пошли лес на плот рубить. Директор леспромхоза выписал нам лес и показал нам сухостой, который можно пилить. Парни все распилили, скрепили и получился плот.

А где вы книги брали?

Была по Качканарской улице библиотека. Книги присылали туда из других городов. Она была на тот момент единственной в городе. Выбор книг был неплохой. Работала там Римма Петровна Швалева. Хочу рассказать, как я ещё в детстве стала читательницей нашей поселковой библиотеки. Я в то время в посёлке Висим работала. Наша учительница Антонина Николаевна на уроке читала нам повесть Николая Чуковского «Морской охотник». А на дом дала нам задание дочитать её. У моей подруги Светы мама в библиотеке работала. Мы вместе с подругой отправились в библиотеку, и я очень переживала, что меня не запишут, скажут, что ещё маленькая. Я тихонечко Свете на ухо шепчу: «Возьми мне книгу!» А библиотекарь и говорит, давай, Ида, я и тебя запишу. И меня записали в библиотеку. Я ведь ещё чего боялась, что с меня деньги будут брать за книги. Но нет, книгу мне дали и с тех пор я дружу с библиотеками. Оказавшись в Качканаре, первым делом я нашла библиотеку и также записалась.

А после общежития как вы жили?

Нам с моей соседкой по общежитию дали квартиру, однокомнатную в 47 доме на 4-ом микрорайоне на1-ом этаже на двоих. Квартира была жутко холодная.

А кинотеатр «Юность» при вас построили?

При мне строили. Мира Михайловна Мальцева там кружки организовывала: цирковой, театральный, танцевальный… Я там даже на балалайке играла и частушки пела. Когда построили Дворец культуры, Мира Михайловна его возглавила. Там она развернула бурную деятельность: были лектории, которые собирали целые залы; в Качканар приезжали известные московские артисты. Если говорить о лекториях, то я водила весь свой класс. Мы покупали абонемент на год и исправно посещали их. Абонемент стоил 3 рубля на месяц.

С Селяниным, Фёдором Тимофеевичем, встречались?

Мой муж был с ним очень дружен. Оба работали в районном комитете комсомола. Конечно же, встречались часто. Они потом, муж и Фёдор Тимофеевич, вместе поступили в горный институт. У Фёдора Тимофеевича это было второе высшее образование (первое — юридическое) Оказавшись в Качканаре, он решил, что говорить с горняками он должен на их языке, зная их профессию. Правда, гуманитарием он был до мозга костей. Сложно ему давались технические дисциплины. Но всё же он получил диплом горного инженера.

А что вы знаете про Дмитрия Ивановича Гикалова?

Я хорошо знала его жену, Лидию Ивановну. Она в то время преподавала в УПК (учебно-производственный комплекс) В то время старшеклассники раз в неделю на целый день уходили на занятия в УПК, где им преподавали основы горного производства: девочки занимались химией, брали пробы руды, исследовали их. А мальчишки осваивали обогащение руд и автодело. Комбинат (Качканарский горно-обогатительный комбинат) тогда очень нуждался в рабочих руках, так он готовил ребят к выбору профессии. И что важно, многие ребята потом выбирали именно эти профессии. А сейчас молодёжь комбинату, к сожалению, уже не нужна. Приёма на работу там нет вообще.